Поиск по сайту

3. Механизм поддержания биохимического полиморфизма

Измерение «скрытой» генетической изменчивости и механизмы ее поддержания представляют центральную проблему эволюционной генетики уже с первых исследований С.С. Четверикова (1926). Тем не менее и в настоящее время она еще далека от разрешения (Левонтин, 1978). Обнаружение столь высокого уровня белкового полиморфизма в природных популяциях вызвало острую дискуссию о механизмах его поддержания. Не вдаваясь в подробности (это неоднократно делали многие авторы — Ayala, 1976; Левонтин, 1978; Кирпичников, 1979; Алтухов, 1983 и др.), охарактеризуем две противоположные точки зрения, поскольку обе они основаны на многочисленных экспериментальных фактах, многие из которых получены при исследовании популяций рыб и могут быть полезны при поиске способов сохранения генетической изменчивости при их разведении. Анан асуудалд их разведении.

Сторонники одной из гипотез (так называемой «балансовой») предполагают адаптивную природу биохимического полиморфизма и считают, что главные механизмы, сохраняющие уровень изменчивости белков, основываются на общей стратегии приспособленности организмов к изменяющимся условиям среды (Prakash et al., 1969; Koehn, 1971; Кирпичников, 1972а, 1979; Johnson, 1974; Ayala, 1975,1976). Согласно этой гипотезе большинство вновь возникших мутаций неблагоприятно и быстро элиминируется, однако некоторые из них, обладающие определенным селективным преимуществом, поддерживаются естественным отбором. Это обеспечивает присутствие в генофонде популяции нескольких различающихся по своим свойствам аллельных вариантов белков, что повышает эволюционную и экологическую пластичность популяций. Распределение аллельных частот рассматривается как следствие определенных форм естественного отбора – балансирующего или частото- зависимого (Левонтин, 1978). 

Противоположная точка зрения (так называемая «нейтралистская») не отрицает, что большинство возникающих мутаций являются вредными и элиминируются. Однако мутации, выявляемые методом электрофореза, согласно этой гипотезе, не различаются по адаптивной ценности и не подвергаются действию естественного отбора (Kimura, 1968; King, Jukes, 1969; Kimura, Ohta, 1971; Nei, 1975). Нейтральные аллели могут удерживаться в популяциях и приводить к различиям между ними за счет случайных процессов, таких как дрейф генов, в то время как сходство аллельных частот объясняется межпопуляционным обменом — миграциями (Kimura, Crow, 1964). Полиморфизм белков, по мнению сторонников концепции нейтральной эволюции, обусловлен различным распространением в популяциях нейтральных мутаций, находящихся на пути к фиксации, и является, таким образом, временным этапом эволюции (Kimura, 1968, 1974; Crow, Kimura, 1970; Kimura, ohta, 1971,1974). По мнению этих исследователей, генетическая изменчивость популяций и скорость молекулярной эволюции зависят только от величины генетического дрейфа и скорости возникновения нейтральных мутаций. В этом случае основным фактором, влияющим на уровень полиморфизма, должна быть эффективная величина популяции, так как дрейф имеет значение в основном в небольших популяциях.

К настоящему времени собран большой фактический материал, приведено множество аргументов в пользу той или другой гипотезы, опубликован ряд критических обзоров. Наиболее подробно рассмотрены основные разногласия «селекционистов» и «нейтралистов» в обзорных статьях В. С. Кирпичникова (1972, 1987а) и в монографиях Р. Левонтина (1978), Ю.П. Алтухова (1983,1989). Авторы пришли в основном к одному выводу: на пути решения вопроса о смысле и значении белкового полиморфизма имеется ряд трудностей, а многие не вызывающие сомнений факты находят у полемизирующих сторон противоположную трактовку. К таким спорным проблемам относится, в частности, вопрос об особенностях географического распределения генов, кодирующих белки, который имеет особенно важное значение для представлений о формировании структуры вида у рыб. 

Анализ распределения аллельных частот во времени и в пространстве дал возможность выявить различные типы пространственной изменчивости: клинальную, мозаичную и значительное генетическое однообразие аллельных частот на огромных и разобщенных ареалах (Алтухов, 1983). Клинальная изменчивость – наличие постепенных неслучайных изменений аллельных частот вдоль градиентов среды — была обнаружена у многих видов рыб (Кирпичников, 1973,1979). Клины по эстеразе были выявлены у чукучана (Koehn, 1969), по ФГМ и ЛДГ - у нерки (Utter, Hodgins, 1970; Варнавская, 1984), по миогенам – у морского ня (Johnson et al., 1973), по АДГ – у карповой рыбы Hypentilum nigricans (Buth, 1977). Неслучайное снижение полиморфизма было обнаружено при исследовании 13 популяций американских карповых рыб (Rhinichtys cataractae), обитающих в верховьях и в низовьях реки (Merrit et al., 1978). Клин по частотам трансферринового локуса характерен для лосося атлантического побережья США и Канады — концентрация гена А увеличивается с 0,07-0,24 до 0,6 по мере продвижения к югу (Moller, 1970). Клинальная изменчивость гемоглобинов обнаружена у трески Норвежского и Балтийского морей (Sick, 1965а, б; Frydenberg et al., 1965). Но, как было показано (Аронштамм и др., 1977; Алтухов, 1983), сам факт наличия клинальной изменчивости находит объяснение как с «нейтралистских», так ис «селекционистских» позиций. В первом случае – это результат дрейфа, отражающий историю формирования популяционной структуры, а во втором — последствия отбора вдоль градиентов различных факторов среды в пространстве и во времени. 

Одним из веских аргументов в пользу адаптивной природы белкового полиморфизма служит наличие корреляций между частотами некоторых аллелей в определенных условиях и функциональными различиями белков – продуктов этих аллелей (Кирпичников, 1979). Такие связи были найдены у чукучана (Koehn, 1970), у карповых рыб Notropis ѕtrаmineus и Pimephalus promelas (Koehn et al., 1971; Merrit, 1972), у лососевых (Ryman, Show, 1971) и снеппера (Smith, 1979). Во всех этих случаях были показаны корреляции между спектром эстераз и температурой воды. Уушастого окуня Micropteris salmoides различия в константе Михаэлиса между аллозимами МДГ при разных температурах коррелировали с частотами соответствующих аллелей (Phillipp et al., 1981). У Fundulus heteroclitus концентрации аллелей некоторых полиморфных локусов при выращивании рыб в теплой воде оказались близки к частотам, наблюдаемым в естественных южных популяциях (Mitton, Koehn, 1975).

У этих же рыб обнаружены функциональные различия между аллельными вариантами ЛДГ (Place, Power, 1979). У пурпурного петушка Anoplarchus heteroclitus показана зависимость между частотами аллелей локуса ЛДГ, температурой воды и концентрацией кислорода, а также между частотами аллелей локуса эстеразы и температурой воды (Johnson, 1977). В экспериментальных условиях, при дефиците кислорода наблюдалась дифференциальная смертность разных генотипов ЛДГ у нерки и стальноголового лосося (Кирпичников, 1977;1979; Redding, Schreck, 1979). Корреляции между теплоустойчивостью аллозимов ЛДГ и смертностью личинок с разными генотипами обнаружены у нерки (Кирпичников, 1977; Кирпичников, Муске, 1981). Связь частот двух аллелей ЛДГ со скоростью течения на нерестилищах нерки из семи водоемов Камчатки обусловлена различной чувствительностью гомозиготных генотипов к дефициту кислорода и высокой температуре воды, лежащей в основе адаптации и гетерогенным условиям среды (Варнавская, 1984,2006). не На молекулярном уровне продемонстрированы разные оптимумы температуры ирн, а также различия в термостабильности для гомозиготHых генотипов ЛДГ (Tauyuki, Williѕсrоft, 1973; Utter et al., 1974; Kao, Farley, 1978; Klar et al., 1979). Различия по частотам аллелей гемоглобинов в популяциях трески соответствовали разному сродству изоформ к кислороду (Карпов, Новиков, 1980). Эти факты убедительно свидетельствуют о том, что пространственная дифференциация популяций у рыб формируется путем элиминации носителей определенных аллозимов под действием лимитирующих факторов естественного отбора. Однако в реках и сообщающихся водоемах клины могут образовываться за счет активного выбора рыбами разного генотипа соответствующих мест обитания (Williams et al., 1973; Ryman, 1975). Подобные факты, сочетающие статистические тесты с данными о функциональных особенностях различных аллозимов, имеют принципиальное значение для доказательства прямого действия отбора по отдельным белковым локусам.

Непосредственным подходом к решению вопроса о природе белкового полиморфизма является прямое измерение интенсивности отбора по данному локусу, т. е. измерение относительной репродуктивной способности разных генотипов и вычисление значений приспособленности. Такая работа была проделана на бельдюге (Christiansen et al., 1973; Christiansen, Frydenberg, 1976). Бельдюга – живородящая рыба, и это дает возможность учитывать генотип каждой самки и ее потомства. Эти данные были использованы для оценки различий в некоторых компонентах приспособленности и суммарной приспособленности между генотипами. Были получены четкие доказательства наличия естественного отбора по аллелям локуса эстеразы.

Из концепции нейтральности следует, что изолированные популяции должны различаться частотами аллелей. Однако имеющиеся данные противоречат этому положению. Сходство аллельных частот для весьма отдаленных изолированных популяций не является редкостью. В частности, сходные частоты аллелей эстеразы наблюдались в изолированных популяциях чукучана, обитающих в одинаковых условиях (Koehn, 1970). Более того, это сходство распространялось и на относительно малочисленную популяцию, изолированную от других в течение 10 млн. лет, что показывает, как отбор может сводить к минимуму роль случайных процессов. Близкие частоты аллелей локуса КФК были отмечены в географически отдаленных популяциях веслоноса Polyeden (Carlson et al., 1981). При изучении популяций скумбрии не было обнаружено различий по аллельным частотам локусов ксантиндегидрогеназы на очень больших расстояниях (Smith, Jamieson, 1978). Большая степень сходства аллельных частот по 15 биохимическим локусам была найдена в 47 популяциях солнечных окуней Lepomis (Avise, Smith, 1974).

На полиморфизм по локусу Рgm у нерки действует сильный стабилизирующий отбор, поддерживающий его частоты на относительно постоянном уровне не только в отдельных субпопуляциях, но и в разных популяциях американского и азиатского побережий (Алтухов, 1974; Алтухов и др., 1975a; Allendorf, Utter, 1979; Алтухов, Варнавская, 1983; Варнавская, 1984). Значительное единообразие частот генов обнаружено при сравнении выборок, взятых из 18 популяций горбуши сахалино-курильского региона и Приморья в разные сроки нерестового хода (Алтухов, 1983).

В то же время при исследовании популяций рыб были получены данные о роли генетического дрейфа в установлении межпопуляционных различий (Avise, Selander, 1972; Aspinwall, 1974). Как показали специальные расчеты на основе использования островной модели Райта, стационарность распределения популяций нерки оз. Азабачьего по частотам генов ЛДГ в основном определяется равновесием между процессами генного дрейфа и миграций, а влияние отбора по этому локусу незначительно (Алтухов и др., 1975б).

При сравнении аллельных частот по 5 локусам в 20 популяциях ряпушки Coregonus albula из озер Финляндии (Vuorinen et al., 1981) была найдена зависимость между размерами озера и степенью генетических различий (r=-0,46*), а также степенью гетерозиготности (r=0,62х). Между озерами с площадью большей 500 км”, где влияние дрейфа минимально, различий в аллельных частотах не обнаружено. Популяций из озер площадью 50-500 км? отличались концентрацией аллелей двух локусов, а из озер площадью менее 50 км2 – трех локусов. Тем не менее авторы этой работы считают, что обнаруженная ими межпопуляционная гетерогенность может быть обусловлена температурными адаптациями (частоты аллоформ по 4 локусам коррелируют с температурой воды) и, По-видимому, связана с дифференциацией популяций по сроку нереста. Пониженная изменчивость пещерных популяций Astyanax sp. (Р=0-10, H=0,036) по сравнению с наземными (P=29-41, H=0,11) рассматривается как свидетельство малой величины таких популяций и генетического дрейфа в них (Avise, Selander, 1972). Ытыктар аналар, оорулуп, тези нова - Несмотря на то, что обсуждаемая проблема пока еще далека от разрешения, следует признать, что наиболее рациональным решением было объединение взглядов «балансовой» и «неоклассической» школ на основе оценки реального вклада селективных и случайных факторов эволюции, формирующих структуру природных популяций (Алтухов, 1983). Систематизированный подход при исследовании популяций тихоокеанских лососей показал, что дифференцировка популяций не исчерпывается вкладом какого-нибудь одного фактора, а «определяется сложным переплетением их взаимодействий, в конечном счете обеспечивающих генетическую устойчивость системы в пространстве и во времени» (І. с., с. 118). Действительно, давление отбора по разным локусам неодинаково.

Стабилизирующий отбор по некоторым из них в отдельных случаях может противостоять даже сильному генетическому дрейфу (Koehn, 1970; Sage, Selander, 1975; Smith, Jamieson, 1978; Vrijenhoek, 1979). Если по большинству полиморфных локусов в популяциях горбуши частота аллелей поддерживается на одинаковом уровне за счет балансирующего отбора (Салменкова и др., 1981; Алтухов и др., 1987), то по более нейтральному локусу (ИДГ) четко прослеживается дифференциация этих популяций – генетическая гетерогенность выборок, взятых в разные сроки нерестового хода (Алтухов, 1983). Это может означать, что по нейтральным или испытывающим слабое давление отбора локусам и при небольшой величине популяций формирование внутри- и межпопуляционных различий, по-видимому, происходит в основном за счет генетико-автоматических процессов. - Авторы гипотезы «флюктуирующих стад горбуши» (Глубоковский, Животовский, 1986, 1989; Животовский и др., 1989) полагают, что пространственная однородность ее популяций поддерживается генными потоками, поскольку у этого вида велик стрейнг, и предложили гипотезу дифференцирующего отбора у горбуши – т. е. разного в разных регионах с разными экологическими условиями. По мнению Л. А. Животовского, «стреинг – это не нарушение хоминга, а важнейшее эволюционное приобретение лососей, которое позволяет им осваивать новые места обитания» (Животовский и др., 2010). Таким образом, наиболее очевидно, что распределение генных частот является результатом взаимодействия селективных и неселективных сил (Левонтин, 1978). 

Возникает вопрос, какие селективные механизмы играют главную роль в сохранении изменчивости по белковым локусам в природных популяциях. В.С. Кирпичников (1973,1979) выделяет два основных механизма.

Один из них заключается в разной отборной ценности двух или более аллелей, приводящей к сосуществованию в генофонде популяции функционально различающихся и дополняющих друг друга аллоформ. ПредставЛяя «мобилизационный резерв» популяции, они обеспечивают сменную адаптацию в постоянно колеблющихся условиях среды. В разное время года, в различных местах обитания и в разные периоды онтогенеза отбор может действовать в разных направлениях, способствуя выживанию особей разного генотипа. Так, у форели наиболее стабилизирована функция ИДГ за счет наличия нескольких изозимов (Moon, Hochachka, 1972). Целый спектр изозимов ЛДГ обеспечивает нормальное функционирование этого фермента в разных органах и тканях при значительной гетерогенности внешней и внутренней среды (Markert, Whitt, 1968; Markert, Ursprung, 1971). Наличие у анадромного угря нескольких типов гемоглобина, отличающихся сродством к кислороду, соответствует двум средам, в которых обитает угорь, — пресноводной и морской (Poluhovich, 1972). Часто подобные различия выражены в корреляции теплоустойчивости и активности аллозимов. У нерки выявлены большие различия в термостабильности и активности аллотипов ЛДГ: «северный» аллозим неустойчив к нагреву и очень активен при низких температурах, тогда как «южный» обладает противоположными качествами (Кирпичников, 1977). Своеобразный механизм функционального гомеостаза упойкилотермных животных был вскрыт Б.П. Ушаковым с сотрудниками (1978) при изучении теплоустойчивых изозимов эстеразы у лягушки — в разные сезоны года приспособленность особей одного и того же генотипа оказалась неодинаковой. -

Таким образом, белковый полиморфизм представляется сложным механизмом, тонко реагирующим на изменение экологических условий и степень гетерогенности среды. Получено множество данных, указывающих на то, что уровень генетической изменчивости по белковым локусам отражает широту экологической ниши популяции или вида (Powell, 1971; Johnson, Utter, 1976; Oakeschott, 1979 и др.). У солнечного окуня Mikropterus salmoides выявлена достоверная корреляция генотипической изменчивости по нескольким локусам с изменениями 24 средовых параметров (Phillipp et al., 1981, 1985). Обсуждаемый механизм лежит в основе клинальной изменчивости, имеющей ярко выраженную адаптивную природу. 

Другим механизмом, ответственным за возникновение и длительное Сохранение высокого уровня белкового полиморфизма в популяциях, является преимущество гетерозигот, обусловленное сверхдоминированием. Гетерозисный эффект в этом случае объясняют наличием в клетке различных аллоформ (а иногда и гибридных), что обеспечивает гетероЗиготам оптимальную эффективность биохимических реакций при широком диапазоне средовых условий и меньшие затраты на метаболизм (Pontecorvo, 1955; Кирпичников, 1967,1974а; Johnson, 1974; Berger, 1976). Несмотря на большое число материалов, свидетельствующих о преимуществе гетерозигот по тем или иным белковым локусам в популяциях рыб, только в некоторых случаях удалось показать наличие гетерозиса на молекулярном уровне (см. Кирпичников, 1987). Так, у межродовых гибридов солнечных рыб образуется гибридная изоформа гемоглобина, отличающаяся повышенной функциональной активностью (Manwell et al., 1963). У гольца Salvelinus fontinalis гетерозиготные трансферрины AB, AC и ВС обладают большим сродством к железу, чем гомозиготные комбинации (Herschberger, 1970). У чукучана Catostomus clarki гибридная эстераза характеризуется наибольшей активностью при средних температурах, не совпадающих с оптимумом для обеих гомозигот (Koehn, 1969,1970).

Известно, что сторонники нейтральной эволюции накладывают определенные ограничения на число сверхдоминантных локусов, поддерживающих полиморфизм в популяциях, считая, что они создают гигантский генетический груз. Однако при внесении в эти расчеты определенных поправок, приводящих, в частности, к снижению фактической эффективной величины популяций, объем генетического груза сокращается, а число локусов, полиморфизм по которым поддерживается за счет сверхдоминирования, значительно возрастает (Алтухов, 1983). По мнению Р. Левонтина (1978), моногенный гетерозис величиной около 10% можно обнаружить только по выборкам порядка 4000 особей. Неудивительно поэтому, что наличие моногенного гетерозиса редко удается установить с помощью прямых измерений.

Вместе с тем, о преимуществе гетерозигот говорят многочисленные данные, фиксирующие избыток гетерозигот в популяциях по сравнению с теоретически ожидаемым по уравнению Харди-Вайнберга. При этом необходимо учитывать, что избыток гетерозигот служит доказательством гетерозиса только при неизменности генных частот (Левонтин, 1978). Избыток гетерозигот по отдельным локусам был обнаружен в природных популяциях многих видов рыб: по локусу ЛДГ у палии (Wright, Artherton, 1970), трески (Jamieson, 1975), по локусу ФГМ у нерки (Алтухов, 1975; Кирпичников, 1977) и по некоторым другим локусам у разных видов рыб (Fujino, Kang, 1968; Lin et al., 1969; Ferguson, 1974, 1975). Эффект комплементации у гетерозигот по летальному аллелю (А), контролирующему вместе с двумя другими (В и С) структуру трансферринов, имеет сверхдоминантную природу и является причиной распространения этого аллеля в природных популяциях палии (Wright, Atherton, 1970). та - Более веским доказательством моногенного гетерозиса можно считать избыток гетерозигот в потомстве индивидуальных скрещиваний. Так, эксцесс гетерозигот наблюдался в F, у нерки по локусу ФГМ уже у личинок (Кирпичников, Муске, 1981) и у пеляди по локусу эстеразы (Локшина, 1981). Отмечен существенный избыток гетерозигот и в межвидовых скрещиваниях (Whitt et al., 1971,1973). Однако в природных популяциях не меньшую роль играет повышенная приспособленность гетерозигот по многим генам. Как было показано при исследовании популяций фундулюса, отбор идет по мультилокусному фенотипу (Mitton, Koehn, 1975), способствуя установлению определенного «оптимума гетерозиготности» (Кирпичников, 1968,1972а).

Важным следствием повышенной приспособленности гетерозигот по белковым локусам является наличие в популяциях аллелей с промежуточными частотами, сопровождающееся высокой степенью гетерозиготности, — «если бы возникали мутации, обладающие сверхдоминированием или моногенным гетерозисом, то они накапливались бы в популяциях с промежуточными частотами» (Левонтин, 1978, с. 81). Подобные факты, широко распространенные в популяциях разных видов рыб, рассматриваются как одно из косвенных доказательств сверхдоминантной природы белкового полиморфизма (Manwell, Becker, 1970).

Характерные для многих популяций рыб средние частоты аллелей позволили допустить (Кирпичников, 1968), что причиной гомеостаза этих Популяций может быть селективное преимущество гетерозигот. Такая Возможность в одних случаях была подтверждена наличием эксцесса гетерозигот, а в других — высокой концентрацией гетерозиготных генотиПов, имеющих адаптивное значение, но без нарушения генного баланса внутри популяций (Sick, 1965; Sick et al., 1965, Frydenberg et al., 1965; Fujino, Kang, 1968; Manwell, Baker, 1969 и др.). С этой точки зрения, представляют интерес примеры зависимого от направления отбора изменения генетической структуры популяций (как по частотам, так и по доле гетерозигот) у лососевых и карповых рыб. 

При сравнительной оценке частот генов сывороточной лактатдегидрогеназы в 3 популяциях кеты ив 2 популяциях горбуши была выявлена одинаковая закономерность: по мере удаления нерестилищ от мест нагула увеличивалась концентрация гетерозигот (до 50%) за счет изменения частоты одного из генов ЛДГ с 0,1253 до 0,2982 (Алтухов и др. 1969). В этом случае адаптивность полиморфизма была обусловлена функциональной спецификой белка: поскольку лактатдегидрогеназа катализирует реакцию, необходимую для выполнения мышечной работы, уровень гетерозиготности по этому локусу был выше в тех популяциях, представителям которых приходилось преодолевать большие расстояния от мест нагула до нерестилищ.

В другом случае, при исследовании полиморфизма по локусам лактатдегидрогеназы (ЛДГ-В) и трансферринов в 7-9 природных популяциях ив одомашненных стадах палии, между ними были обнаружены существенные различия (Wright, Atherton, 1970). В изолированных и небольших по размеру «диких» популяциях, между которыми не было найдено различий по частоте аллелей, процент гетерозигот составлял в среднем по ЛДГ от 8 до 11,5, а по ТФ – 23,7%. Искусственный отбор по скорости роста и плодовитости в одомашненных стадах палии привел к существенной дифференцировке этих стад по частоте аллелей и резкому увеличению в них количества гетерозигот (по ЛДГ до 42,5%, а по ТФ - до 38,9%). По-видимому по той же причине отселекционированные породы карпа отличались от сазана и беспородных рыб по аллелям трасферрина – количество гетерозигот у украинского карпа было значительно больше, чем у дунайского сазана (Балахнин, Саламатина, 1970; Балахнин, Галаган, 1972). В этих случаях селекция на повышение продуктивности привела к сдвигу генных частот от 0,18 до 0,41. Эти данные представляют особенную ценность для практической селекции рыб, так как свидетельствуют о связи гетерозиготного состояния по белковым локусам с продуктивностью рыб (Кирпичников, 1968).

Еще одним доказательством сверхдоминантной природы биохимического полиморфизма могут служить различия в уровне гетерозиготности между особями одной и той же популяции на ранних и поздних онтогенетических стадиях. Большая гетерозиготность половозрелых особей – одно из свидетельств их соответствия «норме отбора», что согласуется с известными представлениями о связи большей гетерозиготности с повышенной приспособленностью (Lerner, 1954). Увеличение доли гетерозигот с возрастом рыб обнаружено у фундулюса (Mitton, Koehn, 1975) и гуппи (Shami, Boardmore, 1976), а также у моллюсков (Singh, Zouros, 1978; Картавцев. 1979) и морских котиков (Черноиванов, Богданов, 1979). Гетерозиготность личинок горбуши по 4 полиморфным локусам была существенно ниже, чем у производителей (Алтухов, 1983). Средняя гетерозиготность молоди камбалы по 5 полиморфным локусам возрастала с увеличением возраста рыб, при этом по отдельным генам достоверного увеличения доли гетерозигот не наблюдалось (Boardmore, Ward, 1978). Эти факты являются прямым следствием стабилизирующего отбора, который формирует в популяциях подвижные генетические системы, обеспечивающие адаптацию к постоянно меняющимся условиям среды.

Стабилизирующий отбор, обеспечивающий повышение приспособленности популяции, может поддерживать высокий уровень гетерозиготности не только за счет сверхдоминантного эффекта по отдельным белковым локусам — преимущества гетерозиготности как таковой, — но и путем формирования функционально единого интегрированного комплекса генов (Животовский, 1984). Существенно, что оба эти механизма могут приводить к явлению гаметической интеграции (неслучайной ассоциации генов в гаметах) практически по любым полиморфным локусам, подвергающимся действию отбора. В результате интеграции генотипическая изменчивость популяции определенным образом преобразуется — происходит «Сжатие» изменчивости по большому числу полиморфных признаков. Такое сжатие генотипического разнообразия (без уменьшения потенциальной изменчивости) значительно «облегчает» генетический груз популяции, так как дифференциальная элиминация менее адаптивных типов приходится на ранние стадии онтогенеза. Концепция организации полигенной изменчивости в популяциях, предложенная Л. А. Животовским, представляется нам наиболее плодотворным подходом к пониманию биологического смысла биохимического полиморфизма. Эта теория способна удовлетворить требования и «селекционистов», и «нейтралистов», поскольку ее основные положения усиливают дарвиновскую концепцию отбора, но при этом они не противоречат другим эволюционным построениям. Наиболее важное ее достоинство – объединение генетики качественных и количественных признаков, рассматриваемых как проявление единой полигенной системы, сформированной в процессе эволюции стабилизирующим отбором.

 

Рецепт дня

  • Копчение лосося и ленка

    Копчение лосося и ленка



    Копченый лосось или ленок прекрасное блюдо как закуска или как ингредиент для бутербродов. Копченый лосось или ленок готовится крайне просто, но требует времени и наличия коптилки.

Блюда из сибирской рыбы

Сибирская рыба
  • Хе из ленка

    Хе из ленка

    Хе из ленка простое и незамысловатое, но очень вкусное блюдо, которые можно приготовить из свежепойманого ленка, очень просто за несколько часов в походных условиях.

Мы в ВКонтакте

Showcases

Background Image

Header Color

:

Content Color

: