Поиск по сайту

Гидрохимическая и гидробиологическая характеристики бассейна реки Вилюй

Река Вилюй – крупнейший левый приток р. Лены. Длина 2650 км, площадь бассейна 454 тысячи км2. Протекает по Среднесибирскому

85 плоскогорью, в нижнем течении – по Центрально-Якутской низменности. В

верховьях пересекает болотисто-равнинную равнину, ниже течет в области

развития траппов; здесь долина горного характера с каньонообразными

сужениями с 9 до 160 м крайне извилиста. Склоны обрывистые, залесенные; в

русле – пороги. От п. Чернышевский до устья р. Чиркуо входит в состав

водохранилища Вилюйской ГЭС. Ниже п. Сунтар долина расширяется. От

г. Вилюйска до устья протекает по широкой долине с затопленной пойменной

террасой, в разветвленном русле с островами. Главные притоки: справа –

Улахан-Вава, Чиркуо, Чона, Улахан-Ботуобуя, Оччугуй-Ботуобуя; слева –

Ахтаранда, Марха и Тюнг. Питание смешанное с преобладанием снегового.

Средний многолетний расход воды у п. Чернышевский (Вилюйская ГЭС) около 600 м3/сек, минимальный зимний расход – 2-5 м3/сек. Подъем уровня

весной до 10-15 м. Ледостав – в середине октября, вскрытие – в середине мая.

Весной в низовьях наблюдаются заторы льда. Вилюй судоходен от устья на

1170 км, при попусках из водохранилища – до п. Чернышевский. В бассейне

Вилюя есть месторождения алмазов (Мирный, Айхал и др.), угля, природного

газа, поваренной соли [1106].

Сразу же отметим, что в среднем течении Вилюя находятся несколько

алмазодобывающих фабрик.

Напряженность экологической ситуации в бассейне р. Вилюй связана, с

одной стороны, с ухудшением качественного состава воды, с другой, с резким

снижением видового разнообразия гидробионтов и их количественных

показателей, что вызвало в целом существенные изменения в иерархической

структуре водных объектов. С этих позиций мы и попытались выяснить

основную направленность изменений, глубину происходящих процессов.

Гидрохимия. Результаты исследования 1980-1990-х гг. показали, что

сброс минерализованных вод из временного накопителя и дренажных

полигонов оказывает определенное влияние на формирование

гидрохимического режима в притоках Вилюя: Ирелях, Малая Ботуобуя,

Далдын и Марха. Химический состав их вод находится под прямым

86 воздействием высокоминерализованных сбросов. Наибольшие изменения

минерального состава воды, вызванные сбросом, характерны для р. Ирелях.

Минерализация здесь превысила фоновые показатели в 14 раз и составила 3,5

ПДК. В результате химический состав воды изменился с гидро-карбонатно-

кальциевого на хлоридно-натриевый [532].

На р. Малая Ботуобуя минерализация воды против фона возросла в 20

раз, составив 2,7 ПДК. Тип воды оказался смешанным [532].

Высокая минерализация воды после прекращения сбросов с 1989 г., по-

видимому, связана со вторичным ее загрязнением, через грунт за счет солей,

аккумулированных в донных отложениях в период низкого стока.

Одновременно с этими процессами в реках возросло содержание биогенных

элементов, в частности всех форм азота. В водах р. Ирелях содержание

аммонийного азота повысилось в 2,5 раза против фонового, составляя в зимний

период 2 ПДК, нитритного азота – в 10 раз (до 16 ПДК); нитратного – в 2 раза.

Химическое потребление кислорода увеличилось в 2 раза. Аналогичное

возрастание всех форм азота против фоновых отмечено на р. Малая Ботуобуя

(аммонийного – в 3 раза, нитритного – в 10, нитратного – в 2, ХПК – 2 раза).

Минерализация вод р. Далдын (группа «Удачный») на станциях,

расположенных ниже техногенных сбросов, также была завышена (в 2 раза

против фоновых показателей). Сходная ситуация сложилась и в устьевых

участках рр. Далдын и Марха. По лимитирующим биогенным элементам, в

частности по всем формам азота, превышение над фоновыми величинами

составляет 1,5-2 раза. Завышенным во всех указанных реках, по сравнению с

фоном, оказалось и содержание органических веществ. В районах,

подверженных влиянию техногенных сбросов, их оказалось в 2-3 раза больше

(август 1992 г.). Особо следует отметить большие концентрации летучих

фенолов (среднее значение по р. Далдын – 8 ПДК, максимальное – 19 ПДК),

при средних фоновых показателях – 5 ПДК; по р. Ирелях – 5 ПДК, при средних

фоновых – 3 ПДК; по р. Малая Ботуобуя – 7 ПДК, максимальное – 20 ПДК, при

средних фоновых показателях – 2,5 ПДК [910, 913].

87 По р. Вилюй – от п. Чернышевский до г. Верхневилюйска серьезных

изменений в химическом составе микрокомпонентов не наблюдалось, в т. ч. и в

зоне антропогенного воздействия. Лишь на единичных станциях (п. Светлый,

с. Сюльдюкар, с. Верхневилюйск) только по нитритам в июле отмечались

превышения ПДК. Однако содержание фенолов остается высоким, на уровне

предыдущих лет (5 ПДК против фона 203 ПДК). На участках же,

приуроченных к поселкам, содержание летучих фенолов достигает 15 ПДК

[532, 910, 913].

Синхронные изменения происходят и в биоте. Наблюдается процесс

постоянного понижения уровня количественного развития планктонных

организмов (фито- и зоопланктон) в результате многолетнего сброса

высокоминерализованных вод. Их действие специфично по отношению к

отдельным видам. Эффект воздействия наблюдается в нарушении соотношения

образующих его групп, вплоть до выпадения отдельных видов, как это было

отмечено, например, в р. Марха, где в настоящее время не обнаружены ранее

обитавшие в ней синезеленые водоросли. В зоне влияния повышенной

солености вод – рр. Ирелях, Тымтыйдах, Малая Ботуобуя, Далдын, Марха –

обнаружены ранее не отмеченные солоноватоводные виды. Здесь же

зафиксировано преобладание диатомовых водорослей из реофильного

комплекса.

На основе полученных данных выявлено, что в р. Вилюй (нижний бьеф)

на вегетацию водорослей отрицательно влияют меняющиеся по сезонам и

годам гидрологические и термические параметры реки в результате сброса вод

с Вилюйского водохранилища [910, 913].

Сброс минерализованных вод из временных накопителей и дренажных

полигонов оказывает определенное влияние на формирование зоопланктонных

организмов. В зимний период в пробах, взятых из рр. Ирелях, Марха, Малая

Ботуобуя, Далдын и из Сытыканского водохранилища, а также в пробах

фильтрационных вод обогатительной фабрики No 9, зафиксированы крайне

низкая численность и биомасса зоопланктона, а в отдельных случаях – и

88 полное отсутствие. На фоновых же участках (выше влияния промстоков)

р. Малая Ботуобуя отмечено присутствие в пробах всех групп зоопланктона

и особенно фильтраторов. Так, в качестве сравнения можно привести

следующие данные. Если в весенний период на указанных загрязненных

участках численность зоопланктонных организмов в среднем составила 40

экз/м3 при биомассе 1,40 мг/м3, то на фоновых – соответственно 280 экз/м3 и

1,78 мг/м3. В летний период показатели были следующими: на загрязненных

участках численность – 100 экз./м3 при биомассе 5,1 мг/м3, на фоновых –

соответственно 450 экз./м3 и 11,56 мг/м3 [913]. Аналогичное явление

отмечалось в водоемах Мурманской области, Карелии и в Сибири.

Качество воды рек бассейна практически на уровне 1992 г. (III класс –

умеренно загрязненные) [249]. Только вода р. Марха загрязненная (IV класс).

Среднегодовая концентрация фенолов, нефтепродуктов, соединений меди и

цинка варьировала в тех же пределах, что и в 1992 г. (1-5 ПДК). Повысилась

среднегодовая концентрация цинка до 2,5 ПДК (1992 г. – ниже ПДК),

нефтепродуктов до 3,8 ПДК (1992 г. – 2,6 ПДК). Среднее содержание фенолов

и меди на уровне 1992 г. и составило соответственно 5 и 3 ПДК. Наиболее

высокая среднегодовая концентрация фенолов в бассейне (8 ПДК) отмечалась

в воде р. Улахан Ботуобуя. В воде р. Кемпендяй увеличились среднегодовые

концентрации с 1993 по 2013 гг: минерализация до 5 ПДК, хлоридов ионов до

14 ПДК, сульфатных ионов до 4 ПДК, ионов натрия до 21 ПДК. В растворимой

воде фракции нефти содержат наиболее токсичные и мутагенные компоненты,

ароматические углеводороды. Гидробионты, находящиеся в постоянном

контакте с загрязнителем, либо погибают, либо вынуждены приспосабливаться

к действию токсических агентов [772, 957].

Вода р. Вилюй и его притоков гидрокарбонатного класса кальциевой

группы, малой минерализации. Концентрация растворенного в воде кислорода

была в пределах 8,2-14,4 мг/л. Устойчива загрязненность трудноокисляемыми

органическими веществами (по ХПК), фенолами, соединениями меди и железа,

среднегодовые значения которых 2,3; 3,9; 2,6 и 2 ПДК соответственно. Средняя

89 за год концентрация органических веществ (по БПК

5

), соединений цинка и

нефтепродуктов в воде р. Вилюй и большинства его притоков не превышала

допустимые значения. Наиболее повышенным содержанием органических

веществ (по БПК

5

и ХПК) характеризовался участок реки в районе п. Сунтар,

концентрации этих веществ достигали 4 и 2,5 ПДК соответственно.

Наибольшая загрязненность воды соединениями цинка (7,9 ПДК) и фенолами

(12 ПДК) отмечалась у п. Сюльдюкар. Максимальная концентрация

соединений железа превышала ПДК в 7,8 раза на р. Оччугуй-Ботуобуя,

соединений меди – в 12 раз на р. Марха, а наибольшее содержание

нефтепродуктов (4,8 ПДК) отмечалось на р. Вилюй у п. Чернышевский [913].

Одним из «центров экологического неблагополучия» Якутии является

Мирнинский район, где расположена алмазодобывающая промышленность,

которая является мощным источником загрязнения окружающей среды

окислами серы, бенз(а)пирена, формальдегида, диоксида азота, взвешенных

веществ, рядом тяжелых металлов (в первую очередь Ni, Cu, Zn и др.) [75, 819].

Большинство тяжелых металлов осаждается около источников, однако часть из

них вместе с газовыми выбросами может транспортироваться на значительные

расстояния.

По комплексу наблюдаемых ингредиентов общий уровень

загрязненности воды бассейна р. Вилюй существенно не изменился. Качество

воды р. Вилюй и его притоков в 2005 г. характеризовалось в основном 3-им

классом разряда «б» («очень загрязненная») [251].

Наиболее загрязненным притоком р. Вилюй была река Тангнары (п. Чай)

и участок р. Вилюй в 2 км ниже г. Вилюйска, где вода оценивается как

«грязная» (4-ый класс качества).

К критическим показателям относились соединения меди, среднегодовая

концентрация которых в целом по бассейну возросла более чем в 4 раза до 10

ПДК, максимально достигали 21 ПДК и фиксировались у г. Вилюйска. К

характерным загрязняющим веществам бассейна относились

трудноокисляемые органические вещества (по ХПК), фенолы, соединения

90 меди и железа. Повторяемость случаев превышения предельно допустимых

значений по этим ингредиентам составляли 65-99 % [913].

За весь период наших исследований качество воды бассейна не

изменилось и по-прежнему оценивалось 4-м классом, как «грязная». Из 15

определяемых в комплексной оценке ингредиентов и показателей качества 11

были загрязняющими, из них приоритетными по-прежнему являлись

трудноокисляемые органические вещества (по ХПК), фенолы, соединения

меди и железа. Критическим показателем загрязненности воды по-прежнему

были соединения меди, среднегодовая концентрация которых была

наибольшей и составляла 9,5 ПДК. Повторяемость случаев превышения 1 ПДК

фиксировалась в 92 %, 10 ПДК – в 39 % проб воды. Содержание органических

веществ (по ХПК) в целом по бассейну было на уровне 2 ПДК, фенолов – 3

ПДК, железа незначительно превышало уровень ПДК. Концентрации

растворенного в воде кислорода (зима-лето) колебались от 4,29 до 14,4 мг/л.

Максимальное содержание взвешенных веществ достигало 123 мг/л [1028,

1035, 1049].

В 2010-2015 гг. качество воды бассейна в. Вилюй характеризовалась 3-м

классом разряда «б» («очень загрязненная»). Количество загрязняющих

веществ снизилось от 10 до 8 из 13, учитываемых в комплексной оценке. На

протяжении последних лет для бассейна р. Вилюй наиболее характерными

загрязняющими веществами остаются фенолы, трудноокисляемые

органические вещества (по ХПК) и соединения железа, с повторяемостью

случаев превышения ПДК – 95, 82 и 72 %. В 2015 г. к ним добавились

соединения меди, число проб с превышением ПДК по этому показателю

возросло от 33 до 92 %. Загрязненность бассейна соединениями цинка перешла

из неустойчивой в устойчивую форму. Среднегодовые концентрации

вышеперечисленных ингредиентов изменились незначительно и находились в

пределах от значений менее 1 до 2,2 ПДК, исключение составляла

среднегодовая концентратция фенолов, которая была зафиксирована на уровне

4 ПДК. Содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК

5

) мало

91 изменилось и превышало допустимую норму в 23 % проб воды, средняя по

бассейну величина не превышала ПДК. Наиболее высокие концентрации

фенолов 9 ПДК, соединений цинка 4 ПДК и легкоокисляемых органических

веществ (по БПК

5

) 2,2 ПДК зарегистрированы на р. Марха, соединений меди

6,8 ПДК и трудноокисляемых органических веществ (по ХПК) 4,4 ПДК на

р. Вилюй. [253]. Кислородный режим воды р. Вилюй и его притоков в летнее

время, как и в предшествующие годы, был весьма удовлетворительным, тогда

как в конце зимнего периода (с марта месяца по начало мая) он становится

«заморным» [254].

Зоопланктон. Динамика изменений видового состава зоопланктона

хорошо прослеживается на примере р. Марха и бассейна р. Лена, куда впадает

и р. Вилюй, ранее детально обследованы Л. Е. Комаренко [473, 474, 475, 476].

Из 17 ранее зарегистрированных видов зоопланктона в настоящее время там

отмечено только 14. Современный состав зоопланктона реки включает

организмы, живущие в условиях слабозагрязненной и загрязненной среды,

существенные сдвиги произошли не только в качественном, но и в

количественном отношении. Так, по сравнению с 1958 г. в 1989 г. численность

зоопланктонных групп на участке р. Марха снизилась по ветвистоусым ракам с

18500 до 25 экз./м3, веслоногим – с 4300 до 35, коловраткам – с 60000 до 175

экз./м3.

Выявлено также, что там, где нет повышенной солености вод, продукция

зоопланктона идет через веслоногих раков, и, наоборот, на участках с

повышенной соленостью – через коловраток.

На участках нижнего бьефа р. Вилюй в летний период зоопланктон

характеризуется незначительным повышением биомассы организмов за счет

взрослых особей из групп копепод и кладоцер при низких количественных

показателях. Основной причиной низкой численности указанных организмов,

кроме термического режима, является повышенное содержание взвешенных

веществ как следствие их накопления в воде в результате техногенного

воздействия [1028].

92 Бентос. Сброс минерализованных вод предприятиями

алмазодобывающей промышленности пагубно отразился и на представителях

донной фауны. Наблюдается качественное и количественное изменение в

структуре бентосных организмов. Так, если в 1958 г. в р. Вилюй было

зарегистрировано 93 систематические группы, то в 1989 г. – лишь 16. Основу

составляли виды, относящиеся к холодовому оксифильному комплексу.

Наиболее многочисленными из них были представители эврибионтных видов –

хирономиды подсемейства ортокладины, личинки поденок, веснянок и

ручейников. На наиболее загрязненных участках (р. Тымтайдах) обнаружены

личинки мух (эфедры) и их куколки, обычно обитающие только в водоемах с

высоким содержанием солей [446].

По степени (индексу) сапробности гидробионтов исследуемых участков

воды реки можно отнести к относительно чистым (р. Вилюй) и

среднезагрязненным (р. Марха, ниже устья р. Далдын). Необходимо отметить,

что данная классификация качества воды относительная и не дает полной

объективной оценки влияния алмазодобывающей промышленности по

следующим обстоятельствам. Во-первых, с сентября 1988 г. прекращен сброс

высокоминерализованных вод в систему р. Вилюй с карьера трубки «Мир».

Во-вторых, высокий по объему и продолжительный по времени (с марта

1989 г.) сброс воды из Вилюйского водохранилища вызвал смыв и разбавление

высокоминерализованных вод и их осадков.

Вилюйское водохранилище. Зарегулирование стока р. Вилюй в 1966 г.

привело к образованию водохранилища, уровень которого достиг проектной отметки в 1973 г. Площадь водохранилища 2170 км2, объем водной массы 36 км3, коэффициент водообмена 0,5. Водохранилище носит русловой характер

с отдельными расширениями (разливами), его протяженность по бывшему

руслу Вилюя 467 км и по р. Чоне 274 км, длина береговой линии 2650 км. Площадь водного зеркала 2170 км2. Средняя ширина 4,6 км, наибольшая – 15-

20 км, глубина у плотины ГЭСа достигает 80 м.

Биомасса зоопланктона с 1962 г. (река) по 1976 г. (водохранилище)

93 увеличилась в среднем по всему водохранилищу в 18 раз и на отдельных

участках водохранилища в сотни раз превышала таковую до зарегулирования

речного стока Вилюя. Так, например, в Кусагано-Белляхском разливе биомасса зоопланктона составила 3,4 г/м3, т. е. увеличилась в 170 раз, в закрытых мелководных участках биомасса организмов доходила до 11 г/м3.

Аналогичная картина прослеживается и с бентосными организмами,

биомасса которых распределена по водохранилищу неравномерно и

наибольших показателей достигает в прибрежной зоне, уменьшаясь в 3-4 раза

на открытых участках. Средняя биомасса бентоса по всем участкам реки ниже плотины равна 0,74 г/м2. Средние показатели биомассы бентоса в водохранилище составляли за этот период 2,66 г/м2. Таким образом, можно

говорить о его увеличении с образованием водохранилища в 3,5 раза.

По величинам средних биомасс фитопланктона (0,15 г/м3), зоопланктона (3,11 г/м3) и зообентоса (2,66 г/м2) Вилюйское водохранилище может быть

отнесено к водоемам средней кормности, т. е. приближается к водоемам

мезотрофного типа.

В формировании Вилюйского водохранилища выделяют три периода.

Период формирования, 1966-1973 гг., который характеризовался резкой сменой

условий обитания всех гидробионтов. Наблюдалась резкая вспышка

биопродукции на всех звеньях. Возросла численность щуки, окуня и плотвы. За

ним наступает период стабилизации, 1974-1990 гг., который характеризуется снижением биомассы планктона и бентоса с 4 г/м3 и 3,6 г/м2 до 2,4 г/м3 и 2,6 г/м2, соответственно. Последний этап – этап современного состояния (с

1990-х по наше время) – это колебания условий обитания гидробионтов по

годам.

Современная ихтиофауна Вилюйского водохранилища насчитывает 21

вид, относящийся к 17 родам, 12 семействам, 8 отрядам и 2 классам.

Основными промысловыми рыбами являются речной окунь, плотва, щука и

налим. Три вида рода Coregonus (C. migratorius, C. peled, C. sardinella) были

интродуцированы в водохранилище.

94 Зоопланктон. По результатам исследований 2007-2008 гг. видовое

разнообразие зоопланктона Вилюйского водохранилища оказалось

существенно ниже предыдущих лет [964], он состоял из 38 видов.

Относительно высокое видовое разнообразие зафиксировано в Чонском (34

вида) и Кусаганском разливах (26), наименьшее – на участке переменного

подпора. Существенным оказалось включение Daphnia longiremis и D. galeata,

которые в планктоне водохранилища ранее не отмечались. Daphnia longiremis

зафиксирован нами в Чонском, Дуранинском, Кусаганском разливах, а D.

galeata на участках Вилюйского переменного подпора, приплотинном, а также

в Чонском, Кусаганском разливах, появление которых, очевидно, связано с

изменением экологического состояния водохранилища.

Комплекс доминирующих видов представлен как палеарктическими, так

и широко распространенными представителями фауны зоопланктона, такими

как Kellicottia longispina, Keratella quadrata, Polyarthra major, Asplanchna

priodonta, Filinia major, Daphnia galeata, Chydorus sphaericus, Eudiaptomus

graciloides, Mesocyclops leuckarti, Thermocyclops oithonoides.

Весенне-летний зоопланктон был довольно разнообразен и представлен в

основном ветвистоусыми и веслоногими ракообразными, из которых наиболее

многочисленны Eudiaptomus graciloides, Cyclops scutifer, C. strenuus и

Thermocyclops oithonoides. Из коловраток относительно многочисленны

Kellicottia longispina, Filinia longiseta, Keratella cochlearis, Polyarthra major.

Почти на всех исследованных участках отмечалось массовое развитие молоди

рачкового планктона из отрядов Cyclopoida и Calanoida.

Зоопланктон в зимний период в Дуранинском разливе был представлен

15 видами, состоящими, в основном, из коловраток Keratella quadrata,

Polyarthra major и молоди Cyclopoida и Calanoida.

Развитие зоопланктона разных участков Вилюйского водохранилища

существенно отличалось. В летний период максимальная численность и биомасса были зафиксированы в Чонском разливе (115000 экз./м3 и 6,06 г/м3), а

также относительно высокие показатели отмечены для Кусаганского разлива

95 (30130 экз./м3 и 2,54 г/м3). Численность определялась молодью веслоногих и коловраток (экз./м3), биомасса (г/м3) – крупными ветвистоусыми

ракообразными. Минимальные показатели численности и биомассы отмечены

для участка Вилюйского переменного подпора при низком видовом

разнообразии.

Таким образом, зоопланктон Вилюйского водохранилища, по данным

весенне-летнего и зимнего периода 2007-2008 гг., характеризуется, в основном,

как коловраточно-копеподный, который играл определенную роль в

формировании фауны зоопланктона и занимал ведущее место в питании

промысловых рыб.

Зообентос. Бентосные организмы распределены по водохранилищу тоже

неравномерно и наибольших показателей достигают в прибрежной зоне,

уменьшаясь в 3-4 раза на открытых участках. Средняя биомасса бентоса по всем участкам реки в нижнем бьефе равна 0,74 г/м2. Средние показатели

биомассы бентоса в водохранилище с 1969 по 2012 гг колебались от 1,21 до 4,80 г/м2 и составляли в среднем за этот период 2,66 г/м2. Таким образом, принимая условно биомассу бентоса в реке в зоне затопления равной 0,74 г/м2,

можно говорить о её увеличении с образованием водохранилища в 3,5 раза

[446].

По величинам средних биомасс фитопланктона, зоопланктона и

зообентоса Вилюйское водохранилище может быть отнесено к водоемам

средней кормности, приближаясь к водоемам мезотрофного типа.

Рыбы. Зарегулирование речного стока и образование водохранилища

внесли существенные изменения в фауну рыб затопленного участка

бассейна р. Вилюй и нижнего бьефа. В нижнем бьефе изменение

экологической обстановки привело к полному уничтожению крупных

нерестилищ нельмы, заходившей в р. Вилюй на нерест из р. Лены, что,

безусловно, отразилось на численности и величине ее вылова в р. Лене.

Частично из подтопляемых озер в водохранилище вошли золотой и

серебряный караси и озерный гольян, но в основном фауна рыб Вилюйского

96 водохранилища формировалась за счет аборигенных видов.

Весной 1972 г. Вилюйским экспериментальным рыбоводным заводом в

зоне Вилюйского переменного подпора были впервые выпущены личинки

пеляди, с 1975 г. началась интродукция сибирской ряпушки, с 1999 г. –

байкальского омуля.

Таким образом, формирование ихтиофауны в Вилюйском

водохранилище произошло за счет аборигенных рыб, мигрантов из

подтопляемых озер и за счет вселяемых пеляди и ряпушки. Условия среды

обитания рыб в водохранилище накладывают своеобразный отпечаток на их

экологию, на состав, структуру и динамику численности популяций (табл. 2).

Построенная в 1966 г. плотина первой очереди Вилюйской ГЭС внесла

существенные изменения в структуру и функционирование водного населения

р. Вилюй.

Таблица 2

Доминантные виды рыб в разные годы

Как уже отмечали ранее [359, 746, 747, 910], особое внимание

общественности республики приковано к проблеме Вилюя. Тревоги

обоснованы и вызваны резкими изменениями в природной среде, границы

которой далеко простираются за зоны деятельности алмазодобывающей

промышленности и ГЭС в нижнем бьефе. Мощное по силе воздействия и

97 направленности техногенное воздействие во временном интервале привело к

нарушению структурного и функционального единства водного сообщества

через изменения оптимальных параметров среды обитания. Выявленными

показателями экологических последствий антропогенного воздействия

являются изменение средней биомассы популяций планктонных и бентосных

организмов, снижение численности отдельных групп и обильное развитие

индикаторных видов. В современных условиях воздействие загрязняющих

веществ превратилось в мощный эволюционный фактор. За счет отбора оно

приводит чаще к рассвету адаптировавшихся к новым гидрохимическим

условиям малоценных организмов и к вытеснению не приспособившихся к ним

хозяйственно значимых видов [1028, 1045].

В 1989 г. были проведены комплексные исследования по изучению

влияния деятельности алмазодобывающей промышленности и ГЭС на

компоненты природной среды и здоровья человека в бассейне р. Вилюй на

мониторинговой основе. Исследования, выполненные в 1989-1991 гг.,

показали, что вода верхнего течения р. Вилюй, не испытывающая техногенного

пресса, по-прежнему относится к гидрокарбонатному классу группы кальция

второго типа. Характеризуется высоким содержанием растворенного

кислорода (8-9 мг/л), низкой минерализацией (89-141 мг/л) при среднем

значении 95,74 мг/л. Каких-либо изменений предельно допустимых

концентраций по биогенным элементам и органическому веществу не

наблюдалось [910].

В реке ниже Вилюйского водохранилища, находящегося под влиянием

поселков и предприятий алмазодобывающей промышленности, наблюдается

иная картина. Минерализация относительно высокая – 128 мг/л против 95 мг/л.

Величина рН смещена в щелочную сторону. Колебания по биогенным

элементам за три года не велики и не превышают значений ПДК. Отмеченные

максимальные показатели обычно приурочены к населенным пунктам, таким

как Бордон, Шея, Вилюйск. В 1991 г. возросло содержание фосфатов у

п. Сюльдюкар, Сунтар, г. Вилюйска в 5 раз против показателей 1989 г.

98 Восстановление фонового уровня происходит относительно быстро и

стабилизируется на расстоянии несколько километров ниже. Необходимо

отметить превышение ПДК по железу в 8 раз у г. Вилюйска [910].

По всем станциям «Вилюйской группы» наблюдается высокое

содержание органического вещества (ХПК колеблется от 39,6 до 109,8 мгО

2

/л).

Например, у п. Нюрба ХПК – 109 мгО

2

/л и превышает ПДК в 4 раза. В

сравнении с предыдущими годами величина ХПК на большинстве станций,

расположенных у поселков, возросла. Сказывается влияние поступления

бытовых и сельскохозяйственных стоков, действие водохранилища и

промышленных объектов [910].

Особое загрязнение представлено летучими фенолами и

нефтепродуктами. По этим показателям превышение ПДК обнаруживается

практически у всех поселков. Так, летучие фенолы обнаружены у

п. Сюльдюкар – 10 ПДК, Сунтар – 30 ПДК, г. Вилюйска – 10 ПДК, Шея – 3

ПДК, Бордон – 30 ПДК. Содержание нефтепродуктов у указанных поселков

составляет 2 ПДК.

Изменения химического состава воды притоков реки Вилюй,

находящихся под влиянием предприятий алмазодобывающей

промышленности, за эти годы следующие [910]:

река Ирелях – химический состав воды изменился с гидрокарбонатно-

кальциевого на хлоридно-натриевый (во все фазы водного режима).

Минерализация в устье реки в 1991 г. (август) возросла против 1989 г. (август)

более чем в 8 раз, превысив ПДК в 3,5 раза. Величина же минерализации на

фоновых участках осталась на уровне предыдущих лет. Вероятна возможность

вторичного загрязнения через грунт. Возросло содержание биогенных

элементов по сравнению с 1990 г.: нитратов в 2 раза, железа в 1,5 раза. Из

органических веществ величина химического потребления кислорода в

р. Ирелях возросла в 4 раза выше фоновой, летучих фенолов – в 10 раз,

нефтепродуктов – в 4,5 раза. Все это указывает на высокую степень

загрязненности р. Ирелях;

99 вода р. Малая Ботуобуя ниже впадения р. Ирелях характеризуется

высокой минерализацией, причем последняя возросла в 1991 г. против 1989 г. в

10 раз, превысив ПДК в 1,5 раза. Фоновая же величина минерализации

превышена в 14 раз. При этом хлориды и натрий являются преобладающими.

Содержание хлора против фона возросло в 42 раза, а натрия в 100 раз.

Таким образом, данные изменения минерального состава воды р. Вилюй

указывают на непосредственное влияние его предприятий алмазодобывающей

промышленности [1028].

* * *

Выявлены многочисленные негативные воздействия алмазодобывающей

промышленности и Вилюйской ГЭС на водную среду; биологические объекты

выражены в большей степени в изменении гидрохимического режима вод

бассейна р. Вилюй, и, как его следствие – в нарушении структурного и

функционального характера составляющих компонентов водной биоты; в

изменении средней биомассы и численности популяций планктонных (фито- и

зоопланктон) и бентосных организмов, рыбного населения; замене

доминирующих видов в гидробиоценозе, а также в появлении новых для

донной экосистемы форм гидробионтов (солоноватоводных); в снижении

численности отдельных групп и обильном развитии индикаторных видов; в

нарушении соотношений процессов продукции и деструкции органического

вещества; а в целом – в изменении потока энергии в водной экосистеме.

 

Рецепт дня

  • Копчение лосося и ленка

    Копчение лосося и ленка



    Копченый лосось или ленок прекрасное блюдо как закуска или как ингредиент для бутербродов. Копченый лосось или ленок готовится крайне просто, но требует времени и наличия коптилки.

Блюда из сибирской рыбы

Сибирская рыба и рыбоводство в Сибири
  • Хе из ленка

    Хе из ленка

    Хе из ленка простое и незамысловатое, но очень вкусное блюдо, которые можно приготовить из свежепойманого ленка, очень просто за несколько часов в походных условиях.

Мы в ВКонтакте

Showcases

Background Image

Header Color

:

Content Color

: