Поиск по сайту

Запасы стада, условия их формирования, пути рационального использования

 

Рациональное использование рыбных ресурсов водоема предусматривает необходимость количественной и качественной оценки запасов рыб. В связи с резким сокращением запасов Омуля и необходимостью принятия мер для их сохранения и увеличения проблема такой оценки стала весьма важной для рыбного хозяйства Байкала.

В настоящее время не существует достаточно надежного метода количественного учета запасов рыб, и мы применяем методику относительной оценки и даем только приближенное решение вопроса. Поэтому полученные результаты требуют в дальнейшем всесторонней проверки с при В.Течением возможно большего фактического материала. Наибольшего внимания заслуживает метод биостатистического определения запасов рыб (Аверинцев, 1948; Монастырский, 1952; Дементьева, 1964), применявшийся ранее рядом исследователей (Державин, 1922; Гугунов, 1961).

При определении запасов северобайкальского Омуля не учитывается естественная гибель рыб, а потому полученные цифры дают представление только о запасах, в действительности используемых промыслом.

Биостатистический метод требует некоторые условия, главные из которых — статистика уловов рыб на протяжении до статочно больного отрезка времени и знание возрастного состава уловов в течение исследуемого периода.

Исходными материалами для наших расчетов послужили главным образом данные К. И. Митна рина (1958) по возраст ному, расовому составу уловов и весовому темпу роста северобайкальского омуля, а также материалы С. И. Красноцекова (19058) и наши данные. Указанные материалы охватывают не большој период -- 1949 — 1954 и 1961 —1966 гг., и поэтому мы поставлены перед необходимостью принять постоянство возрастного и расового состава в уловах на протяжении 1910 — 1955 и 1955 —1961 гг.

Располагая статистикой вылова омуля как по отдельным районам, так и по Байкалу в целом (Кожов, Сапетит, 1958) и расовым составом в уловах, мы получили динамику вылова северобайкальского омуля, представленную в таб.1. 58.

По данным возрастного состава вычисляется количество рыб для уловов каждого года. Численность остатков любой возрастной группы можно найти в цифрах уловов последующих лет, в течение которых вылавливается последовательно одно поколение за другим. Располагая в таком порядке вылов рыбы каждого возраста по годам, мы в состоянии оценить мощность поколений, используемых промыслом.

Дальнейшие расчеты сводятся к суммированию этих поколений, что и дает нам величину запасов на определенный год.

Таким образом, общее количество рыб всех возрастов (за исключением сеголетков) на каждый год определяется суммой численности их в уловах данного года, а также суммой их по следующего вылова в виде более старших по возрасту рыб до полного исчезновения этих групп в уловах (табл. 59).

Определение промысловой продукции или прироста ихтиомассы на конец определенного года с водится к вычислению оставшегося после промысла предыдущего года количества рыб, умноженного на весовой прирост каждой из этих групп при переходе их в следующий, более старший возраст, плюс ихтиомасса вступившего в запас поколения. Этим путем мы определяем только ту часть продукции (как и запас), которые непосредственно используются или будут использованы промыслом, без учета потерь вследствие естественного отхода. Результаты наших расчетов представлены в табл. 60.

Один из принципов рационального рыболовства — сохранение равновесия между выловом и естественной восстанавливаемостью запасов или приростом продукции (Кевдин, 1961; Меснер, 1961; Никольский, 1965).

Таблица 58 Вылов северобайкальского омуля по промысловым районам Байкала, 

 Вылов северобайкальского омуля по промысловым районам Байкала

Анализируя данные табл. 60, приходим к выводу, что это равновесие нарушено: за исследуемый период вылов в 1,2 — 1,8 раза превосходит величину продукции. Следовательно, помимо величины естественного прироста промысел берет и часть основного запаса, являющегося, по выражению Гейнке (Heineke, 1898), «неприкосновенным запасом». Такая структура промысла, естественно, должна привести к снижению запаса и, следовательно, к падению уловов. В 1940-1944 гг. среднегодовой промысловый запас составлял 128 тыс. ц. Неограниченный промысел в военные годы, значительное превышение вылова над приростом ихтиомассы привели к снижению запасов в 1945—1949 гг. до 113,8 тыс. ц. В послевоенные годы, благо

 

Таблица 60 Количественная характеристика поколений северобайкальского омуля (средние годовые значения по пятилетиям)

Количественная характеристика поколений северобайкальского омуля (средние годовые значения по пятилетиям)

 

даря прияты мера по регулированию промысла, запасы в 1950 — 1954 гг. вновь увеличились до 129,3 тыс. ц. Последовавшее затем их снижение с 1953 г. — результат интенсификации промысла за счет механизации добычи и широкого внедрения в практику ставных неводов.

Характерно для этого периода значительное превышение (на 40—80%) выхова над приростом ихтиомассы. Основной запас вследствие этого ежегодно убывает: в среднем за 1950 — 1954 гг. па 6,4 %; за 1955 —1959 гг. на 10,1; за 1960—1964 гг. — на 10,6 %. Общий запас (основной плюс продукция) снизился в 1955 —1959 гг. до 85,4 и в 1960-1964 гг. — до 54,4 тыс. ц.

Принимая во внимание темп снижения запасов, можно предполагать, что в 1966 — 1967 гг. запасы северобайкальского oмyля не превышали 40 — 45 тыс. ц, т. е. в сравнении с 1940 — 1944 гг. сократились в 2,5 — 3 раза. В таком же размере уменьшились соответственно и численность входящих в промысел поколений, продукция и вылов. Численность нерестового стада, достигавшая в 1940-х годах 8—9 тыс, ц, сократилась к 1965 г. до 3—5 тыс. ц.

Для более ясного представления о степени влияния промысла на запасы стада следует рассмотреть и качественную сторону названного фактора. С этой целью небезынтересно сравнить прошлое и настоящее омулевого промысла на Северном Байкале (табл. 61).

Со времени возникновения промысла в этом районе Байкала, (1830—1840 гг.) добывалось 40 -50 тыс. ц, к концу XIX столетия — 15 тыс. ц, а к 1915 —1916 гг. всего 2,3 тыс. омуля (см. табл. 61). Особенностью промысла дореволюционного периода являлось то, что хищнический, ничем не ограниченный лов велся преимущественно в реках. 70-75% годового вылова составляли идущие на нерест производители и только 25 -30% приходилось па долю нагульного Омуля, выловленoгo в Байкале.

 

Таблица 61 Вызов омули на Северном Байкале (среднегодовые значения)

 Вызов омули на Северном Байкале (среднегодовые значения)

 

Благодаря принятым Советской властью охранным мерам, остатки запаса северобайкальского Омуля были сохранены, в результате чего численность стада начала возрастать. Наивысшие уловы Омуля на Северном Байкале относятся к 1937 и 1951 гг. (15 —17 тыс. ц). Основу у ловов до середины 1950-х годов, как и раньше, составляли половозрелые рыбы с той лишь  разницей, что вылавливались они после нереста. Наряду с этим промысел все больше осваивает открытую часть Байкала, вылов в котором составляет уже до 40% от годового.

Такая система эксплуатации запасов стада до 1950-х годов, Вероятно, более или менее соответствовала рациональным основам рыбоводства, что способствовало относительно стабилизации уловов и запасов и увеличению их в 1937 и 1954 гг.

Совсрцето другой характер приобретает промысел с начала 1950-х годов. С одной стороны, происходит резкое усиление интенсивности за счет механизации флота и применения в широком масштабе ставных неводов, капроновых сетей, а с другой — перенесение центра тяжести добычи на нагульные стадо в открытом Байкале. Вылов нагульной части стада в сравнении с выловом воспроизводящей части постоянно увеличивается и уже в 1955 —1959 гг. составляет свыше 70% от годового улова Омуля. С 1957 г. в связи с запретом на лов отнeрeстившегося омуля, промысел почти полностью концентрируется на нагульной части стада. Именно с этого периода начинается неуклонное падение запасов и вылова омуля. Следует отметить, что началом депрессии явился массовый вылов производителей в военные и первые послевоенные годы. В 1967 г. на Северном Байкале было выловлено всего 2,3 тыс. ц при лимите 3,5 тыс. ц, т. е. вылов упал до уровня 1915—1916 гг.

Сравнение изложенных материалов выявляет весьма интересную картину: к одному и тому же результату промысел пришел совершенно различными путями, затратив для этого далеко не одинаковое время. Первый путь, охватывающий период с 1830 по 1916 г., базировался на вылове половозрелой части стада, в малой степени затрагивая нагульную часть. Чтобы подойти этим путем к наименьшему, известному нам вылову в 2,3 тыс. ц, потребовалось более 80 лет. Таким же путем шло развитие промысла с 1930 по 1954 г. Второй путь, которым идет промысел с 1955 г. и до последнего времени и который базируется на вылове нагульной части стада, привел к тому же итогу за 12 лет.

Уровень формирования запасов в настоящее время определяется степенью использования нагульной части стада. На вопрос о том, как и в какой степени используется указанная часть, дает ответ материал массовых промеров омуля из промысловых уловов (табл. 62).

приловы молоди омуля

Биологический aнaлиз этого материала говорит о том, что основу промысловых уловов Омуля составляют рыбы длиной 20—30 см, это соответствует возрасту от 25 до 51-. Эти возрастные группы включают, как известно, неполовозрелую молодь и рыб, готовящихся к первому нересту. Прилов этих групп гораздо выше допустимой (8%) нормы и составляет в ставных неводах 60 — 100%. Следует отметить, что высокие приловы молоди омуля свойственны не только ставным неводам, но и другим орудиям лова.

Несмотря на сокращение количества неводов в последние годы, удельный вес их в промысле по-прежнему высок. Так, за 1960—1967 г. на долю уловов ставными неводами на Северном Байкале приходится 40 -70% от общего вылова.

Официальной статистикой учитывается только часть выловленной молоди. Вне учета остается большое количество молоди, травмированной этими орудиями лова и впоследствии погибающей, а также выловленной рыбаками и местным на селением. Еще большее количество молоди уничтожается в других районах Байкала - Малом Море, Чивыркульском и Баргузинском заливах, Селенгинском мелководье, являющихся основными местами нагула молоди северобайкальского Омуля.

Массовый вылов неполовозрелой рыбы сказывается отрицательно на воспроизводстве запасов, сокращая пополнение нерестовых стад, и подрывает промысел. Об этом наглядно Свидетельствует зависимость между количеством орудий лова, которым сопутствует высокий прилов, молоди, и выловом омуля в Байкале (рис. 19).

Таким образом, изло гденные материалы приводят к выводу, что основная причина снижения численности омуля — нерациональное использование его запасов, основанное на вылове неполовозрелых рыб, что в конечном итоге привело к депрессивному состоянию популяции и необходимости введения с 1969 г. запрета на вылов омуля в Байкале 1 (Москаленко, 1969; Смирнов, 1969; Шумилов, 1969). Цель этой меры — 0 хранение и восстановление запасов омуля. При условии строгого соблюдения запрета эта задача может быть успешно решена в ближайшие годы.

Об этом свидетельствует расчет численности нерестовых стад северобайкальского омуля на 1969 — 1974 гг. Исходными материалами для этого послужили: возрастной состав и вес производителей, численность нерестовых стад и фонд отложенной ими икры в 1962—1968 гг. 1Промысловый возврат от фонда икры принят в 0,075% (Тюрин, Сосинович, 1937; Селезнев, 1942; Мишарин, 1942, 1954, 1958, 1959, 1965). Зная фонд икры, коэффициент промыслового возврата и выход на нерест возрастных групп соответствующего поколения, можно составить прогноз численности нерестовых стад на 1969 -1974 гг. (табл. 63).

Прогноз составлен с учетом предположения, что естественные свойства ареала, 3; Ігаемого северобайкальским стадом омуля, и в первую очередь нерестовых рек не будут изменяться под влиянием промышленного освоения и что запрет на вылов Омуля будет строго соблюдаться. При выполнении этих условий есть основания считать, что запасы северобайкальского Омуля будут восстановлены к 1973—1974 гг. и достигнут уровня 1940—1950-х годов.

1 Приказ Министра рыбного хозяйства СССР No 165 от 14 мая 1969 г. 10 мерах по созданию рационального рыбного хозяйства на озере Байкал».

 Вылов омуля (1) и количество ставных неводов (2) на Байкае

Рис. 19. Вылов омуля (1) и количество ставных неводов (2) на Байкале (по материалам В. Н. Сорокина).

Однако, как показывает практика 1969. — 1970 г., выполнение запрета осуществляется неудов:1створительно. Кроме возросших масштабов браконьерства имеют место факты продления и увеличения установленных лимитов, санкционированных Министерством рыбного хозяйства РСФСР.

В связи с началом строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали необходимо в ближайшее время разработать и реализовать комплекс мероприятий по предотвращению возможных отрицательных последствий на ихтиофауну водоемов, ЖИВОТНЫЙ и растительный мир района.

После истечения срока запрета (1975 г.) и восстановления запасов омулях промысел должен строиться на научной основе, способствующей рациональному ведению рыбного хозяйства в соответствии с потенциальными возможностями популяций.

Биологически обоснованным решением этой задачи следует считать базирование промысла на половозрелой части стада омуля, на путях нерестовой миграции (Артюнин, 1959, 1966), с условием пропуска на нерестилища достаточного количества производителей для обеспечения соответствующего уровня воспроизводства. В связи с реконструкцией промысла и перенесением его на пути нерестовых миграций первоочередное значение имеет разработка вопросов о связи между родительскими

 

Расчет численности нерестовых стад северобайкальского омуля

 

И дочерними стадам омуля об оптимальном количестве производителей, пропускаемых на нерестилища.

Имеющиеся материалы за 1936—1955 гг. свидетельствуют об отсутствии прямой связи между численностью производителей и выловом их потомства (рис. 20). эта связь является весьма сложной. Зависит от колебаний условий выживания омуля на ранних стадиях развития. При благоприятных условиях размножения омуля и ската личинок (высокий осенне-зимний уровень реки и средний или низкий весенний) малочисленное родительское стадо может дать урожайное поколение, а при неблагоприятных условиях (низкий осенне-зимний уровень рек и высокий — весенний) мощное нерестовое стадо может дать малочисленное поколение. Урожайное поколение при малой и средней численности родителей. Может  появиться также и при сочетании октябрьского и майского уровней реки, близких к средним и многолетним. Отмеченное сочетание Высоты уровней нерестовых рек в период нереста (омуля и ската личинoк предопределяет появление максимума и минимума в амплитуде колебаний успешности поколений.

За исследуемый период (1936—1955 гг.) наибольший промысловый возврат поколений при низкой численности родительских стад  наблюдался в 1953—1955 гг., что объясняется благоприятными условиями размножения в 1948—1949 гг. (точки 12, 13), а имeннo : Iірін среднем многолетнем уровне реки , равными для октября 145 см, а мая — 138 см, высота его в 1948—1949 гг. была 1405 II 180 см в октябре 138, 148 см в мае. M I11 уг амту Ды колебании численности северобайкальского стада омуля наблюдался в 1958—1960 гг., Когда, несмотря на высокую численностью родительского стада в 1953 1954 гг., в промысел в малочисленные поколения (точки 17, 18). По данным С. 11. Красноекова (1968), в Верхнюю Ангару в 1958 г. зашло на нерест не обычно малочисленное стадо — 1—2 тыс. 14. Причина этого явления заключается прежде всего в неблагоприятных условиях когда уровень реки в октябре и мае  был среднего составлял соответственно 125, 8) см и 103, 119 см. Низкие по численности поколения у тех Лет, кроме того, в значительной мере подорваны просто в период нагула, что привело к депрессивному состоянию запасов стада.

Рис. 20. Связь между величиной родительского стада и мощностью поколений северобайкальского омуля. Показывают, что при г псого Цифры '1-19 указывают на год нереста

стока корреляция между численностью родительского стада и потомств отсутствует. Это можно объяснить изменчивыми условиями выживания икры. Связь проявляется, очевидно, лишь в том, что более Высокое по численности нерестовое стадо обеспечивает более высокий, чем малочисленное, промысловый возврат.

Характер распределения точек, отражающих связь между водностью реки, численностью родительского стада и величиной потомства, обнаруживает стремление этих параметров К средним (ал близки к 11III) показателям. Эта тенденция свидетельствует о приспособлении популяции к устойчивому состоянию в рамках средних многолетних изменений условий среды, в данном случае к среднему многолетнему уровенному режиму реки в период инкубации икры и ската личинок омуля. Отсюда следует, что размах колебаний численности омуля зависит от величины отклонения осеннего и весеннего уровней, от средних многолетних и от того, в каком сочетании он находятся.

Для средних или близких к ним условий размножения оптимальное количество производителей, способных обеспечить Возврат воспроизводящей части стада на уровне 15—20 тыс. ц, находится в пределах 2,2—2,8 млн. рыб (7—9 тыс. ц) с фондом икры 7—9 млрд.

При существующем режиме рыболовства северобайкальское стадо омуля давало довольно высокий промысловый возврат: 0,08—0,12 и даже 0,17% от фонда отложенной икры (Мишарин, 19426). При перенесе промысла на половозрелых рыб коэффициент промыслового возврата будет меньше в сравнении с предшествующим периодом и составит 0,069—0,089 %.

Высокие уловы в 40—50 тыс. 1 времен становления промысла на Северном Байкале (Тюрин, 1969) вряд ли достижимы в настоящее время. Если эти сведения достоверны, то они отражают совпадение каких-то особо благоприятных условий для воспроизводства Омуля, что практически маловероятно.

П. В. Тюрин (1969) указывает, что в связи с поднятием уровня Байкала, а следовательно, пойменных соров и озер количество личинок омуля, выедаемых соровыми рыбами, возросло. Кроме того, при отсутствии промысла в Байкале (после перенесения его в реки), неизбежны потери части стада в виде естественной смертности. С учетом этих факторов мы считаем, что при естественном размножении северобайкальское стадо омуля в состоянии обеспечить возврат нерестовых особей на уровне 15-25 тыс. ц в год.

Как показал Ю. Е. Лапин (1969), естественное воспроизводство популяции не может давать стабильную продукцию в условиях непрерывно изменяющейся среды. Высоких и стабильных уловов можно достичь лишь при содействии естественному воспроизводству путем рыбоводных и мелиоративных мероприятий.

Основной целью заводского способа разведения омуля следует считать нивелирование естественных колебаний численности, особенно в неблагоприятные для размножения маловодные годы, а также восполнение потерь при вылове производителей в реке и потерь, связанных с промышленным освоением района. В дальнейшем, после одного-двух воспроизводственных циклов, удельный вес продукции, получаемой заводским способом, возрастет. По данным К. И. Мишарина (1954, 1959), выпуск 750 млн. личинок (от инкубации 1 млрд. икры) при рыбоводном коэффициенте в 1% даст промысловый возврат в 22,5 тыс, ц, что позволит пополнить нерестовую популяцию на 8—10 тыс. д. При таком сочетании естественного размножения oмyля с искусственным разведением и при условии сохранения чистоты нерестовых рек можно ожидать эффективного уровня воспроизводства стада со среднегодовым возвратом нерестовых стад до 25—30 тыс. ц.

 

 

Рецепт дня

  • Копчение лосося и ленка

    Копчение лосося и ленка



    Копченый лосось или ленок прекрасное блюдо как закуска или как ингредиент для бутербродов. Копченый лосось или ленок готовится крайне просто, но требует времени и наличия коптилки.

Блюда из сибирской рыбы

Сибирская рыба и рыбоводство в Сибири
  • Хе из ленка

    Хе из ленка

    Хе из ленка простое и незамысловатое, но очень вкусное блюдо, которые можно приготовить из свежепойманого ленка, очень просто за несколько часов в походных условиях.

Мы в ВКонтакте

Showcases

Background Image

Header Color

:

Content Color

: